Путин подписал антирублевый закон.

Найдены новые валютные контрсанкции.

Владимир Путин подписал закон, освобождающий российские компании, попавшие под санкции, от штрафов за невозврат валюты в установленные сроки.

Что эта мера контрсанкционная, очевидно.

Так же очевидно, что она выбивается из привычного ряда контрсанкций уже потому, что скорее ослабляет рубль.

Контрсанкции — питательная среда некоего экономического патриотизма.

Хотя с самого начала вынужденного.

Пока они в основном являлись инструментами административной поддержки импортзамещения.

Раздавались, конечно, призывы замахнуться на нечто большее.

В частности, на сокращение внешнеторговых расчетов в долларах и евро в пользу национальных валют.

Определенные шаги в этом направлении реализованы, но пока преобладают декларации.И вот последовало законодательное признание того, что песок — плохая замена овсу.

Компании, попавшие под санкции, столкнулись, в частности, с заморозкой своих счетов в США.

А доллары им по-прежнему нужны, вот государство и оставляет им возможность использовать валютную выручку в тех случаях, когда им удается ее все-таки получать, по собственному усмотрению.

Здравый смысл.Конечно, каждая мера имеет последствия.

Но сначала напомним, о чем идет речь.

Сейчас штраф составляет 1/150 ставки ЦБ (7,25%) от неполученной суммы за день просрочки, т.е.

около 0,05%.

Если же деньги вообще не поступили, штраф может составить 75–100% суммы.

По признанию пострадавших экспортеров, нередко случается, что штрафуют сразу по максимуму, как только срок возврата выручки прошел, а валюта не вернулась.

Другими словами, штрафы весьма болезненны.Следующий вопрос: а каков удельный вес попавших под санкции компаний в российской экономике? Российское рейтинговое агентство АКРА дает ответ: они производят 21% российского ВВП, а их место в экспорте еще существеннее.

Значит, отмена штрафов макроэкономически значима.А теперь стоит обратить внимание на споры, как же без них, вокруг этой меры.

Есть, например, позиция ЦСР, которым по-прежнему руководит Алексей Кудрин.

Она сводится к тому, что закон о валютном контроле в целом уже устарел.

Предлагается отказаться от обязательной репатриации валютной выручки, объединить понятия валютного и налогового резидентства в Налоговом кодексе и усилить исполнение Росфинмониторингом норм FATF.Есть позиция председателя ЦБ Эльвиры Набиуллиной.

В январе она признала нормы законодательства о репатриации выручки устаревшими, одновременно отметив, что действующая система контроля над незаконными трансграничными операциями целиком строится на институте репатриации валютной выручки — значит, простая отмена репатриации просто разрушит ее.

Получается довольно странно: сама система контроля строится на устаревшей базе, но новых инструментов не предлагается.Есть и более идеологизированные «патриотические» позиции.

Например, Минфин, а именно это ведомство разработало законопроект, обвиняют в том, что он заинтересован в ослаблении рубля, который и в самом деле отмена штрафов за невозврат валюты точно не укрепит.

Но самое главное обвинение: новое дыхание получает офшоризация, с которой еще недавно велась громкая борьба.

Теперь именно в уходе из-под российской юрисдикции видится главное средство ухода от санкций.

Это действительно так.

Но предлагавшаяся альтернатива — введение ответственности, вплоть до уголовной, для тех лиц и компаний, которые принимают экономические решения, исходя из факта применения санкций противниками России, способна нанести российской экономике даже больший вред по сравнению с санкциями.Отмена штрафов за невозврат валюты и в самом деле повышает риски вывода средств за рубеж и ухода от налогов.

Но это оборотная сторона жизни под санкциями.

Значит, эта мера подчеркивает необходимость следования курсом на смягчение и отмену санкций, сколько бы препятствий на этом пути ни было.

Источник: smi24x7.ru